Великая река

С языка ираноязычных племен, населявших Западную Сибирь пару тысяч лет назад, слово «обь» переводится просто – вода. За один год Обь выносит в Карское море почти 400 км3 воды. Представьте гигантский куб с ребром в семь с половиной километров, наполненный слегка мутноватой водой. Этого количества вполне хватило бы на год для бытовых нужд всех жителей Земли, если бы даже все они потребляли бы воду по российским нормативам.

На планете не много рек сопоставимых масштабов. Но Обь это не просто вода, текущая с юга на север. Обь – это уникальная грандиозная экосистема, ничего подобного которой, нет на всей Земле.

По-хорошему, конечно, поток, впадающий в Караское море, следует называть не Обью, а Иртышем. Иртыш и полноводнее и длиннее чем река, которая образуется при слиянии Бии и Катуни. Но так уж сложилось, что Иртыш считается притоком Оби. Впрочем, нам не важно, как что называется. Важно, что все это: и гигантские речные потоки, и опресненные морские заливы, и водохранилища, и густая сеть малых рек, и бесчисленное число озер представляет собой единый природный комплекс – бассейн Оби, среду обитания разнообразных рыб и пространство для рыбалки. Что он собой представляет в целом, и как пульсирует в нем жизнь, мы и попытаемся здесь изобразить.

IMG_4755

Прошлое

Разумеется, эта обширная территория не всегда имела такой облик как сейчас, и ни при каких условиях не сохранит его навечно. В природе все непрерывно изменяется, менял свой облик и бассейн Оби.

В плейстоцене на территорию Западно-Сибирской низменности, с Северного Урала и с плато Путорана периодически надвигались ледники. Самым значительным было Самаровское оледенение около 170-230 тысяч лет назад. Сплошная стена льда стояла южнее современного Ханты-Мансийска, и шла приблизительно вдоль северной границы нынешней Томской области. Естественно вода в этих условиях не могла стекать на север к океану. Возможно, на приледниковой равнине образовалось гигантское озеро. Избыточные воды уходили по Тургайскому прогибу в Среднюю Азию, в бассейн современного Аральского моря.

Когда льды отступали, они оставляли после себя огромное количество озер, а с севера на прогнувшуюся под тяжестью ледника сушу, надвигалось море.

В те холодные времена появились современные виды сиговых рыб, обитающие только на севере Сибири, такие как пелядь, ряпушка, тугун и многие другие. Тогда же вымели теплолюбивее формы, предки таких современных видов как: вырезуб, голавль, лещ, сом, красноперка, которые в конце третичного периода обитали в бассейне Оби.

Последнее оледенение было не таким значительным, и льды не мешали обской воде стекать в Карское море. Но, тем не менее, в разных местах планеты накопилось такое количество льда, что уровень океана сильно понизился. В это время Обь была еще длиннее, чем сейчас, в нее впадали крупные северные реки: Надым, Таз. Когда ледники растаяли, уровень океана снова поднялся, и в низовьях Оби образовался крупный опресненный залив – Обская губа, которая фактически является продолжением реки и в современную эпоху служит местом нагула полупроходных обских рыб: осетра, нельмы, муксуна.

Так появилась наша современная Обь, которая вместе со всеми своими многочисленными притоками и расположенными в их водосборных бассейнах озерами дает пространство для жизни бесчисленного числа рыб разнообразных видов.

Истоки Оби, как и ее крупнейшего притока Иртыша, расположены в горах Алтая. Эта горная система аккумулирует огромное количество атмосферных осадков, которые приносят воздушные массы, движущиеся вглубь Азии. Накопленный за зиму в горах снег питает воды рек на протяжении практически всего лета. Горные реки отличаются быстрым течением и имеют чистую холодную воду богатую кислородом. Такой же водой наполнены и многочисленные алтайские озера, крупнейшими из которых являются озеро-водохранилище Зайсан, Маркаколь и Телецкое озеро. Однако далеко не везде и не всегда кислорода достаточно.

Большой Замор

Важнейшим фактором жизни рыб Оби является Большой зимний замор. Вообще явление замора связано с острой нехваткой кислорода в водоеме. Обычно такое бывает в небольших озерах и прудах. Зимой водоем покрывается льдом, и кислород прекращает поступать в воду. Понятно, что рыбам и другим животным надо дышать, а дышать нечем. Впрочем, не все живые организмы жизненно нуждаются в дыхании кислородом. Есть рыбы, которые могут впадать в анабиоз и легко переносить этот период, переходя на особый тип дыхания, называемый гликолизом. Это, прежде всего линь и оба вида карасей. Но все же, большинство видов рыб не могут вынести полное отсутствие кислорода, или даже сколько-нибудь длительный его дефицит. Если в водоеме заморные явления случаются каждый год, то тогда он бывает населен только карасем и линем, причем они там себя отлично чувствуют. Но бывает так, что водоем подвергается замору не ежегодно, или, же рыба в него заходит при весеннем разливе реки. В этом случае может наблюдаться массовая гибель рыбы от замора.

Обычно в реках заморных явлений не наблюдается, поскольку они вбирают в себя богатые кислородом воды многочисленных мелких притоков, а также имеют различные полыньи, промоины, трещины во льду, через которые поступает атмосферный кислород. Однако, Обь настолько сурова, что в ней заморы все же бывают, причем регулярно и в гигантском масштабе. В этом состоит уникальная особенность Оби, выделяющая ее среди других великих рек мира.

Заморы в Оби связаны с тем, что река протекает по заболоченной Западносибирской низменности. Болотные воды очень бедны кислородом из-за разлагающихся остатков растительности и окисляющихся соединений железа, которые образуются в результате жизнедеятельности некоторых бактерий. Обычные грунтовые воды, которые питают реки в зимний период, также не содержат кислорода. Мелкие речки и ручьи, впадающие в Обь и ее притоки в своем большинстве тихие, спокойные, лед на них ровный без промоин. Поэтому обогащения воды кислородом не происходит.

Замор возникает в водах притоков средней и нижней Оби. С конца ноября, после того как реки покроются льдом, вода в них заметно мутнеет и даже приобретает специфический запах. Но это временное явление, позже, к зиме, вода опять приобретает нормальный вкус, цвет и запах по учебнику природоведения, однако кислорода в ней больше не становится. Возникнув в притоках среднего течения Оби (Васюган, Тым), замор со скоростью до 40 км в сутки распространяется вниз по течению, и в конце января-начале февраля достигает Салехарда. Дальше на север его распространение происходит медленнее, в Обской губе заморная зона расползается со скоростью менее километра за сутки.

Конечно, в заморной зоне есть множество участков с достаточным количеством кислорода, иначе большинство видов рыб здесь просто не могли бы существовать. Это, прежде всего реки, вытекающие из крупных озер, в течение безледного периода накапливающих достаточное количество кислорода, а также реки берущие начало на различных возвышенностях, где есть ручьи, воды которых соприкасаются с воздушной средой. В устьях таких рек в зимний период скапливается рыба, жадно шевеля жабрами.

Большой зимний замор заставляет рыб совершать далекие миграции и в это время они становятся лёгкой добычей профессиональных рыбаков.

Продукция

Но вода и кислород это, конечно, не единственное, что нужно рыбам для жизни. Им нужно еще питание, или как говорят ихтиологи, кормовая база, чтобы быстро расти, нагуливать жирок и производить в большом количестве икру к срокам нереста. Разумеется, как вы уже догадались, кормовыми ресурсами для рыб Обь богата через край.

Вся масса вещества, которую синтезируют живые организмы из простых неорганических соединений, называется первичной продукцией. Хотя это на самом деле не масса, а скорее поток энергии. Измеряется эта величина в джоулях, т.е. в единицах теплоты. Величина первичной продукции какой-либо территории, например, за год приблизительно соответствует количеству растительной ботвы, которая выросла за этот год на данной территории. Включая, разумеется, и ту, которая была съедена животными, усвоена грибами, сгорела в пожарах и т.д. Сколько джоулей или калорий теплоты могло бы выделиться при сжигании этой растительной массы, такова, значит и первичная продукция. В водоемах первичную продукцию дают главным образом одноклеточные водоросли и высшие растения вроде рдестов и кубышек. В любом случае, величина первичной продукции водоемов, а значит и запасы кормовых ресурсов для рыб определяется в первую очередь площадью поверхности воды, обращенной к солнцу.

Площадь озер и водохранилищ Западной Сибири составляет порядка 7,5 млн. га. Это больше, чем занимают пахотные угодья главной сибирской житницы — Алтайского края. Еще столько же составляет акватория опресненной Обской губы, которая, как уже говорилось, служит местом нагула наиболее ценных видов рыб, обитающих в Оби. Если добавить сюда площадь поверхности рек, с трудом поддающуюся точному измерению, то получается, что акватория всего рыбохозяйственного фонда в Западной Сибири вполне сопоставима с площадью пашни, которая в лучшие для сельского хозяйства советские времена составляла в этом регионе 19,8 млн. га.

Объем первичной продукции в водоемах зависит не только от освещения солнцем, но и от содержания специфических веществ, необходимых для жизни всех без исключения растений, в том числе водорослей. Это те вещества, которые обычно используют в качестве удобрений на полях, т.е. соединения азота, фосфора и некоторых других элементов. Такие вещества называют биогенами. Озеро, в которое поступает много биогенов, летом зацветет из-за обилия водорослей. В тяжелом случае, со дна его всплывут неприятные, похожие на известную субстанцию, куски водорослевой массы, смешанной с илом. Первичная продукция в таком водоеме будет большой. Подобные озера называют эвтрофными. Но из-за того, что образовавшаяся биомасса водорослей, отмирая, поглощает из воды кислород, в эвтрофном озере, вполне вероятно, не смогут жить ценные виды рыб, например сиговые. Если же биогенных веществ поступает сравнительно мало, озеро имеет чистую прозрачную воду, первичная продукция в нем значительно меньше. Зато оно удобно для рыб, которые любят дышать свежей водой, содержащей достаточное количество кислорода. Это олиготрофные озера. Конечно, бывает так, что озеро дает большую первичную продукцию и в то же время вода в нем круглый год богата кислородом, благодаря, например, притоку из впадающих ручьев. Существует еще промежуточный вариант – мезотрофные озера. А также особый тип олиготрофных озер, воды которых бедны одновременно и биогенными веществами и кислородом. Такие озера часто встречаются в заболоченных местностях таежной зоны, называют их дистрофными.

В бассейне Оби встречаются озера самых разных типов. К типичным олиготрофным озерам помимо мелких горных озер Алтая и Саян можно отнести Телецкое озеро. Типичное эвтрофное -озеро Сартлан в Новосибирской области.

Если бы вся первичная продукция сразу же превращалась в биомассу ценных видов рыб, то это было бы очень неплохо. Только вообразите, сколько рыбы можно было бы вылавливать. Даже если бы каждый гражданин РФ в день съедал бы по четырехкилограммовому осетру, этого все равно было бы недостаточно чтобы употребить все эти рыбные богатства. Можно было бы и не добывать больше нефть, а качать на Запад по нефтепроводам черную икру.

Но, к сожалению, не все так просто. Первичная продукция это главным образом несъедобные одноклеточные водоросли и заросли рдестов. Впрочем, есть рыбы, которые именно растениями и питаются. Это белый амур и пестрый толстолобик. Правда, в Сибири они могут жить только в теплых водоемах-охладителях электростанций, таких как Беловское водохранилище. Да и они никогда не способны усвоить весь объем первичной продукции. Главными же источниками питания всех остальных «мирных» т.е. не хищных рыб служит зоопланктон и зообентос, то есть мелкие беспозвоночные животные, обитающие в толще воды и на дне. А эти в свою очередь сами должны чем-то питаться. Таким образом, прежде чем бесполезная для нас первичная продукция превратится в ценную ихтиомассу, она должна пройти через ряд так называемых трофических уровней. Но при этом большая часть энергии, полученной от солнца, рассеивается и улетучивается. Считается, что на каждый следующий трофический уровень переходит только 10% энергии предыдущего. Поэтому то, что доходит до рыб едва ли составляет один процент от валовой первичной продукции.

Конечно, рыбы разных видов питаются не одинаково. Есть виды, которые потребляют преимущественно планктон, такие как ряпушка и пелядь. Другие питаются бентосными, то есть донными организмами. К типичным бентофагам относятся, например, стерлядь, лещ. Но молодь этих видов также потребляет зоопланктон.

Биомасса планктона и бентоса далеко не одинакова в различных местах и в разное время года. В самом русле реки течение постоянно уносит планктон вниз. Но скорость размножения планктонных организмов так велика, что даже небольшое число копепод или коловраток попавших из придаточных водоемов или луж в речные воды, успевают дать бесчисленное потомство. Обь – спокойная река с большим количеством пойменных водоемов, поэтому планктон в ней есть всегда. Хотя, конечно в русле его значительно меньше, чем в тех же пойменных озерах.

Что касается бентоса, то тут наблюдается та же картина. Беднее всего населено дно на стрежене реки, особенно на песчаных грунтах. Биомасса бентоса даже летом здесь обычно не больше 0,05 г/м2. На заиленных грунтах, особенно ближе к берегу она несколько возрастает и доходит даже до 2 г/м2. Зато в пойменных водоемах биомасса бентоса значительно выше – от 10 до 60 г/м2. Но это пойма, в которой складываются наиболее благоприятные условия. Большая же часть озер бассейна Оби не связана с поймой и лежит на заболоченных таежных пространствах водоразделов. Болотные воды содержат очень мало биогенных веществ, поэтому водоросли в таких озерах развиваются слабо и биомасса бентоса, соответственно также минимальна – около 1 г/м2. Сколько же весит весь бентос всех озер, рек, водохранилищ бассейна Оби, а также Обской губы? Точно ответить на этот вопрос сложно, но можно прикинуть, что эта величина вряд ли меньше 1-2 млн. тонн. Но это только биомасса. На самом деле мелкие беспозвоночные животные составляющие бентос быстро размножаются и столь же быстро их поедают рыбы. Поэтому продукция (в данном случае вторичная продукция) их, многократно превышает биомассу. Заметим, что большую часть этой продукции дают пойменные водоемы.

Мир поймы

Хорошо развитая пойма это еще одна особенность, которая выделяет Обь среди других величайших рек мира. Весной река разливается и затопляет обширные пространства пойменных лугов и кустарников. На затопленных грунтах бурно развиваются разнообразные беспозвоночные составляющие пищу для рыб. Весенненерестующие рыбы откладывают свою икру на затопленные остатки прошлогодней растительности. А появившаяся молодь находит здесь обильное пропитание. Чем больше воды, тем лучше для рыб, тем более многочисленным будет очередное поколение. Даже участок среднего течения Оби в пределах Томской области всегда давал больше мелкого и крупного частика, чем весь бассейн Енисея, именно благодаря хорошо развитой пойме.

В то же время, условия половодья не каждый год одинаковы. За зиму может выпасть слишком мало снега и тогда уровень воды на пойме, и продолжительность ее заливания будут недостаточными для успешного воспроизводства весенненерестующих рыб. Обычно это вызывает появление малочисленных генераций (поколений) рыб и сокращение их общей численности.

Особым типом водоемов, характерным именно для бассейна Оби, являются пойменные озера. В зависимости от того, насколько тесно такое озеро связано с основным руслом реки, в нем могут складываться различные условия для жизни рыб. Условно пойменные водоемы можно разделить на три группы: чворы (язево-щучьи озера), окунево-плотвичные озера, карасевые озера. Чворы тесно связаны с рекой и теряют эту связь лишь ненадолго, в межень, когда уровень воды падает до минимальных отметок. Заросли водных растений в них развиты сравнительно слабо. Заморов здесь не бывает (в пределах, конечно, средней Оби, где заморов нет в самой реке), поэтому в чворах обитает наиболее разнообразное рыбное население. Например, преимущественно здесь нагуливается язь — в большой степени речная рыба. Окунево-плотвичные озера расположены дальше от основного русла реки. Речные воды достигают их лишь во время половодья, когда река разливается и затопляет пойму. В них, как правило, нет язя, и может отсутствовать щука. Наконец карасевые озера представляют собой наиболее старые и заросшие пойменные водоемы. В них регулярно случаются заморы, поэтому жить тут могут лишь золотой карась и линь.

В отличие от пойменных водоемов, континентальные озера никогда не сливаются с рекой во время ее разливов. Они лежат на водоразделах или даже высоко в горах и, как правило, более или менее изолированы от речной системы.

Преобразование природы

1957 Год ознаменовался новой победой человека над силами природы. Мощная Новосибирская ГЭС дала первый ток. На карте появился новый крупный водоем — Новосибирское водохранилище. Его площадь при нормальном подпорном уровне – 1070 км2. В регионе немного водоемов сопоставимой величины. Зайсан, Чаны, вот и все.

Интересно то, что не только сам этот крупный водоем является рукотворным, но и его биоценоз в значительной степени сформирован человеком. Последние несколько десятков тысяч лет в Оби не обитали такие основные ныне для «Обского моря» виды рыб как лещ и судак. Они были акклиматизированы специально, за несколько десятилетий достигли гигантской численности и расселились почти по всей Оби. В то же время обычные местные виды (окунь, щука, плотва) в водохранилище в небольшом количестве обитают теперь лишь в мелководных заливах, хотя в 60-х годах сразу после залития ложа водохранилища они дали мощную вспышку, нерестясь на затопленной растительности. Кроме леща и судака в водохранилище акклиматизировался также сазан, правда, по сравнению с другими акклиматизантами он малочислен.

Мизида2Немногие знают, что не только рыбы были объектами акклиматизации. Для того, чтобы увеличить рыбопродуктивность водохранилища, советскими учеными были проведены масштабные работы по вселению в него некоторых ракообразных, которые теперь являются важным компонентом питания рыб. Это, прежде всего байкальские бокоплавы родов Gmelinoides и Micruropus, а также дальневосточные мизиды Neomisis intermedia. Мизиды — существа похожие на маленьких креветок, сейчас служат основным кормом для молоди судака. До того как мизиды достигли высокой численности, судачьи дети были вынуждены питаться мелким зоопланктоном и имели низкий темп роста. Более крупные и питательные мизиды позволили им быстрее набирать вес. Кстати говоря, это не единственный случай, когда акклиматизация мизид позволила судаку достичь высокой численности. В Аральское море, до того, как оно высохло, были также вселены мизиды и после этого судак из относительно редкой рыбы превратился в основной промысловый вид. Произошло это, как считают ихтиологи, именно благодаря тому, что его молодь нашла в мизидах наиболее подходящий для себя корм.

ГЭС существенно повлияла на гидрологический режим Оби ниже по течению. Круглогодичный сброс больших масс воды способствует насыщению ее кислородом. Благодаря этому верхняя граница зимней заморной зоны отодвинулась дальше к северу. С другой стороны, недостаточный уровень залития поймы, вследствие зарегулирования стока ухудшил условия нереста и нагула местных промысловых рыб средней Оби.

Конечно, плотина преградила путь в верховья полупроходным рыбам: осетру и нельме. Но зато в водохранилище образовалось собственные стада этих рыб. Молодь, скатываясь с верховьев Оби, с Бии и Катуни остается в «Обском море», нагуливается, достигает половой зрелости и поднимается вверх, чтобы дать жизнь новому поколению. По наблюдениям ихтиологов в водохранилище даже несколько ускорился рост обоих видов. Поэтому вовсе не плотина стала причиной катастрофического сокращения численности осетра и нельмы в последние десятилетия. Подлинная причина этого — безудержное браконьерство, истребление почти всех рыб еще до того, как они достигнут половой зрелости. А без крупных взрослых рыб возобновление популяции невозможно.

Ниже Колпашево влияние плотины Новосибирской ГЭС слабо сказывается на гидрологическом режиме Оби. Чем дальше на север, тем полноводнее становится река, тем шире разливается она во время половодья и тем дольше вода стоит на пойме. В низовьях в начале лета во время большой воды Обь превращается в грандиозный поток, стоя берегу которого, нельзя увидеть противоположного берега.

Наконец, после Салехарда река разделяется на несколько рукавов, образуя дельту, и вливается в Обскую губу. Этот опресненный эстуарий напоминает больше не морской залив, а постепенное превращение реки в море. В жизни рыб населяющих Обь он играет огромную роль. Именно здесь рыба спасается от зимних заморов, когда в основном русле Оби и в большинстве ее притоков буквально становится нечем дышать. Концентрация рыб на широте Нового порта и Ямбурга в этот период достигает 200 кг/га. Отсюда после распаления льда начинается миграция рыб к местам нереста, так называемый вонзь.

Об общей биомассе и продукции рыб бассейна Оби дает представление статистика уловов в Западной Сибири. В конце 70-х она достигала 40-45 тыс. тонн. Из этого количества порядка 10 тыс. тонн составляли осетровые и сиговые рыбы. Разумеется, это без учета любительского и браконьерского лова. Если же учесть эту часть, то объем извлекаемых рыбных ресурсов должен был быть не меньше 100 тыс. тонн. Много это или мало? Конечно, по сравнению с продукцией сельского хозяйства это не так много. Например, мяса в том же регионе производилось в убойном весе около 700-800 тыс. тонн, а зерновых до 10 млн. тонн и более. Но надо учитывать, что в сельском хозяйстве человек сам создает условия для роста культурных растений и животных. А в случае рыболовства он присваивает, то, что само выросло на вольных хлебах.

IMG_6144

Надо сказать, что в бассейне Оби рыболовство развито с древнейших времен. Целые народы жили здесь рыбной ловлей и даже одежду шили из рыбьей кожи.

С развитием в России капитализма резко возрос и рыбный промысел на Оби. Тобольские купцы сколачивали крупные состояния на добыче рыбы и продаже ее в европейскую часть империи. Пароходы, рыбоконсервные заводы, дорогостоящие снасти еще более увеличивали их возможности. Оборот рыбного рынка в Тобольске в начале ХХ века составлял около 500 тыс. пудов (8 тыс. тонн) на сумму 1 млн. рублей, в Томске 100-130 тыс. пудов (1,5 – 2 тыс. тонн).

Советская власть как это странно ни прозвучит, самим своим существованием во многом обязана рыбному промыслу. В годы Гражданской войны именно рыба, правда, не обская, а волжская -астраханская вобла, позволила большевикам удовлетворить запросы голодного населения Петрограда и удержать власть. Даже Маяковского хотели отправить на заготовку рыбы в Астрахань, но он сумел отмазаться. Обь сыграла ту же роль позже, во время Великой Отечественной войны.

Аквакультура

В будущем бассейн Оби должен стать регионом интенсивного развития аквакультуры. Сегодня она продолжает оставаться в зачаточном состоянии. Хотя огромное число озер создает для выращивания рыбы значительные возможности. Пелядь, сиг, стерлядь и другие ценные виды рыб, характерные именно для нашей страны и в частности для Сибюири должны стать предметом российского экспорта. Для того, чтобы развивать озерную аквакультуру есть все необходимое. Не хватает то ли внимания государства, то ли усердия воротил бизнеса. Но время и законы экономики сделают свое дело. Постепенно все большее число озер и прудов будет отводиться под рыбоводные хозяйства. Соответственно свободная любительская рыбалка на них будет закрыта. И с этим ничего не поделаешь.

Однако еще большим потенциалом обладает речная система. Но река сильно отличается от озера с точки зрения рыбоводства. Озеро или пруд можно приватизировать или взять в аренду, посадить в него молодь рыб на нагул и охранять, чтобы никто не выловил посаженную рыбу. Таким образом, выгоду от рыбохозяйственных мероприятий получит лицо, которое их проводит или организует. Это возможно потому, что озеро представляет собой замкнутую экосистему, в отличие от реки, каждый отдельный участок которой открыт для движения рыб вверх и вниз по течению. Реку невозможно эффективно охранять на всем ее протяжении. Кто же будет выращивать молодь, для того, чтобы зарыблять реку? Плодами рыбоводных мероприятий могут воспользоваться случайные люди. Так уж устроен человек – мы всегда охотно делаем что-либо для себя, но когда нужно сделать что-то для всех, возникают сложности. Именно в этом состоит коренная причина исчезновения обитающих в реках популяций ценных видов рыб, хотя биотехника их разведения полностью отработана.

Как это происходит на практике можно видеть на примере осетра. Для поддержания запасов русского осетра на Волге после строительства каскада ГЭС были созданы рыбоводные заводы, регулярно выпускавшие молодь в Волгу. Один такой же завод (Абалакский осетровый) был создан и на Оби. Но браконьерство, особенно усилившееся в последние десятилетия, фактически свело эти усилия на нет.

Браконьерство вредно для популяций осетровых главным образом потому, что оно практически полностью изымает из популяции взрослых половозрелых рыб. На самом деле, применявшаяся при искусственном воспроизводстве технология получения икры и молок несла то же самое. Она предусматривала гибель производителей — им просто вспарывали брюхо. Далеко не факт, что осетр, нерестящийся несколько раз за свою долгую жизнь на обских песках, в итоге даст меньше потомства, чем такая же рыба, у которой один раз отняли икру и поместили в инкубационный аппарат. Таким образом, несмотря на искусственное разведение, поголовье взрослых рыб («маточное стадо») неуклонно сокращалось, а вместе с ним падала и воспроизводительная способность популяции.

Сейчас, разработана более рациональная технология получения икры и молок. Проводится небольшая операция: брюхо надрезают, получают половые продукты, а потом зашивают. В этом случае производитель не гибнет, и на будущий год может снова участвовать в «нересте».

Возможно, если бы удалось создать достаточно многочисленное маточное стадо, содержащееся в садках, прудах или озерах и получать от него ежегодно молодь для выпуска в реку, то проблему исчезновения осетровых, удалось бы решить раз и навсегда. Осетровые хозяйства давали бы большой объем товарной рыбной продукции, а река получала бы многочисленное пополнение молоди. Браконьеры же из вредителей, превратились бы в весьма полезных для общества легальных добытчиков ценного сырья – их деятельность не могла бы уже повредить популяции.

Работы по созданию маточных стад сибирского осетра уже ведутся. Проводится реконструкция Абалакского завода, который после ее окончания будет ежегодно выпускать 3,1 млн. экз. молоди осетра. Появляются частные хозяйства, специализирующиеся на товарном выращивании осетровых.

Но этих усилий явно недостаточно. Регионы, лежащие в низовьях Оби, считаются самыми богатыми в стране, благодаря добыче нефти и газа, наносящей, кстати говоря, большой вред окружающей среде. Но хотя это так, средств на восстановление популяций ценных промысловых рыб почему-то не находится. А ведь это могло бы принести большой дополнительный доход и для казны и для частных лиц. Причина все та же – река общая и никто не хочет брать на себя расходы.

Разумеется, объектом искусственного воспроизводства может быть не только осетр, но и другие ценные виды рыб. Сейчас на Ямале строится Харпский рыбоводный завод, который будет специализироваться на воспроизводстве муксуна. В Тюменской области на озере Волково создается племенной центр для содержания маточных стад сиговых рыб: муксуна, чира, нельмы, пеляди и тугуна.

IMG_4774

В будущем должна настать и очередь обитателей горных рек верховьев Оби: тайменя, ленка и хариуса. Это становится все более актуально в связи с тем, что широкое распространение платных услуг, включающих доставку к местам рыбалки на вертолете, сделало доступными для тотального облова все тайменевые речки. А в населенных местах, с хорошими подъездными путями, крупный таймень практически уже отсутствует и даже хариус встречается все реже. Нет никакого сомнения, что без искусственного воспроизводства и создания маточных стад, таймень и ленок уже в ближайшем будущем попадут в Красную книгу. Никакая охрана не спасет этих рыб от истребления.

Но для того, чтобы полноценно приступить речному рыбоводству нужно нечто большее, чем частная инициатива. Ни один частный предприниматель никогда не станет беспокоиться об общем богатстве и достоянии. А река может быть только общей. Поэтому для хозяйствования на реке нужна воля всего общества. Нужны масштабные государственные программы. И это не благотворительность и не пустое бросание денег на ветер. Средства, вложенные в восстановление популяций рыб, вернутся слихвой в виде легального, и облагаемого налогами промысла осетровых и сиговых, в виде развития туристической отрасли. Чиновники должны чувствовать давление общественности в этом направлении. Впрочем, и сами граждане вполне способны без оглядки на государство проводить эффективные рыбоводные мероприятия. Закупка молоди на рыбоводном заводе и выпуск ее в реку — пример удачной рекламной акции для любого бизнеса, связанного с любительской рыбалкой.

Поворот рек

Говоря о будущем Оби, нельзя не упомянуть еще одну важную вещь. Речь идет об идее переброски части стока сибирских рек в Среднюю Азию. Причины, по которым эта старая идея до сих пор актуальна, наглядно видны из опыта других регионов земного шара.

Осенью 2015 года потоки беженцев из Африки и Ближнего Востока хлынули в Европу. Конечно, люди бегут в основном от войны, от экономической разрухи. Но не последнюю роль в этом играют и экологические проблемы. В том числе они являются коренной причиной экономических неурядиц, а значит и войны. Деградация пастбищ и пахотных земель, нехватка пресной воды, опустынивание. Все это давно стало обычным для тропического пояса. Государства третьего мира занятые главным образом войнами и обогащением местных элит не способны преодолеть эти бедствия, а богатые страны больше озабочены глобальным продвижением либеральных реформ, чем реальными проблемами планеты. На самом деле для РФ и для ее сибирских регионов проблема мигрантов с Юга также актуальна, как и для Европы. Наша Средняя Азия становится все менее спокойным регионом. Воды рек практически полностью уходят на выращивание хлопка и государства все чаще спорят между собой, кому принадлежит вода, стекающая с Тянь-Шаня и Копетдага. Все это неумолимо ведет к войне и массовому исходу… на север, разумеется, в Россию. И естественных препятствий, которые мешали бы катастрофическому бегству больших масс людей в Сибирь из Средней Азии, в отличие от Европы у нас нет. Но на самом деле препятствия и не нужны, необходимо только гармоничное взаимовыгодное развитие. И это проблема не Средней Азии, а наша общая проблема. Единственное разумное и выгодное для всех решение давно найдено. Это переброска части стока сибирских рек, прежде всего Оби в бассейн Аральского моря.

На этот проект много было вылито грязи в свое время. Но спустя десятилетия понимаешь, что этот негатив имел в основном политический и идеологический характер. Никаких рациональных аргументов против проекта, кроме его высокой стоимости, в эпоху перестройки так и не было предъявлено. Проект переброски части стока сибирских рек в Среднюю Азию когда-нибудь будет осуществлен. Это произойдет неизбежно, просто в силу законов общественного развития. Несколько десятков кубических километров обской воды будет ежегодно уходить на юг, вероятнее всего к Сырдарье, наполняющей водой Аральское море. А та, в свою очередь, сможет поделиться с расположенной дальше к югу Амударьей, из которой теперь берут такое количество воды для орошения, что она просто исчезает в песках на дне высохшего Аральского моря. Появятся новые каналы, водохранилища, где будет обитать разнообразная рыба. А Обь не оскудеет. Воды в ней хватит на всех.

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>